Поиск:   
Классическая литература | Сочинения | ЕГЭ 2011 | Биографии Авторов | Краткие изложения | ГДЗ | Английский | Рефераты | Интересные статьи | Контакты
Поддержите ресурс, разместив нашу кнопку на своем сайте
получить код >>
  Реклама:

ГДЗ - Готовые Домашние Задания

Собрание различных готовых домашних заданий (ГДЗ) для школьников по различным дисциплинам школьной программы!



Алгебра

ГДЗ | Алгебра

7 класс | 8 класс | 9 класс | 10-11 класс | Сборники задач


 

Случайные авторы

Фет Афанасий Афанасьевич

Русский поэт, переводчик и мемуарист. (23 ноября (5 декабря) 1820 — 21 ноября (3 декабря) 1892, Москва)

Гоголь Николай Васильевич

Русский прозаик, драматург, поэт, критик и публицист. (20 марта (1 апреля) 1809 — 21 февраля (4 марта) 1852, Москва)

Тургенев Иван Сергеевич

Русский писатель, поэт. (28 октября (9 ноября) 1818 — 22 августа (3 сентября) 1883)

Смотреть всех авторов

Случайные произведения

Крылья

Warning: include(): http:// wrapper is disabled in the server configuration by allow_url_include=0 in /var/www/admin/www/ref.zeyn.ru/gdz/menu.php on line 50

Warning: include(http://ref.zeyn.ru/size.txt): failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /var/www/admin/www/ref.zeyn.ru/gdz/menu.php on line 50

Warning: include(): Failed opening 'http://ref.zeyn.ru/size.txt' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php:/usr/share/pear') in /var/www/admin/www/ref.zeyn.ru/gdz/menu.php on line 50
Крылья легкие раскину,
Стены воздуха раздвину,
Страны дольние покину.

Вейтесь, искристые нити,
Льдинки звездные, плывите,
Вьюги дольние, вздохните!

В сердце — легкие тревоги,
В небе — звездные дороги,
Среброснежные чертоги.

Сны метели светлозмейной,
Песни вьюги легковейной,
Очи девы чародейной.

И какие-то печали
   Издали,
И туманные скрижали
   От земли.

И покинутые в дали
   Корабли.
И какие-то за мысом
   Паруса.
И какие-то над морем
   Голоса.

И расплеснут меж мирами,
Над забытыми пирами —
Кубок долгой страстной ночи,
Кубок темного вина.

4 января 1907
Ягоды

Warning: include(): http:// wrapper is disabled in the server configuration by allow_url_include=0 in /var/www/admin/www/ref.zeyn.ru/gdz/menu.php on line 50

Warning: include(http://ref.zeyn.ru/size.txt): failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /var/www/admin/www/ref.zeyn.ru/gdz/menu.php on line 50

Warning: include(): Failed opening 'http://ref.zeyn.ru/size.txt' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php:/usr/share/pear') in /var/www/admin/www/ref.zeyn.ru/gdz/menu.php on line 50

Стояли жаркие, безветренные июньские дни. Лист в лесу сочен, густ и
зелен, только кое-где срываются пожелтевшие березовые и липовые листы. Кусты
шиповника осыпаны душистыми цветами, в лесных лугах сплошной медовый клевер,
рожь густая, рослая, темнеет и волнуется, до половины налилась, в низах
перекликаются коростели, в овсах и ржах то хрипят, то щелкают перепела,
соловей в лесу только изредка сделает колено и замолкнет, сухой жар печет.
По дорогам лежит неподвижно на палец сухая пыль и поднимается густым
облаком, уносимым то вправо, то влево случайным слабым дуновением.
Крестьяне доделывают постройки, возят навоз, скотина голодает на
высохшем пару, ожидая отавы. Коровы и телята зыкаются с поднятыми крючковато
хвостами, бегают от пастухов со стойла. Ребята стерегут лошадей по дорогам и
обрезам. Бабы таскают из леса мешки травы, девки и девочки вперегонку друг с
другом ползают между кустов по срубленному лесу, собирают ягоды и носят
продавать дачникам.
Дачники в разукрашенных, архитектурно вычурных домиках, лениво гуляют
под зонтиками, в легких, чистых, дорогих одеждах по усыпанным песком
дорожкам или сидят в тени дерев, беседок, у крашеных столиков и, томясь от
жары, пьют чай или прохладительные напитки.
У великолепной дачи Николая Семеныча, с башней, верандой, балкончиком,
галереями - все свеженькое, новенькое, чистенькое - стоит ямская с бубенцами
тройка в коляске, привезшая из города за пятнадцать "взад-назад", как
говорит ямщик, петербургского барина.
Барин этот - известный либеральный деятель, участвовавший во всех
комитетах, комиссиях, подношениях, хитро составленных, как будто
верноподданнических, а в сущности самых либеральных адресов. Он приехал из
города, в котором он, как всегда, страшно занятой человек, пробудет только
сутки, к своему другу, товарищу детства и почти единомышленнику.
Они немного только расходятся в способах применения конституционных
начал. Петербуржец - больше европеец, с маленьким пристрастием даже к
социализму, получает очень большое жалованье по местам, которые он занимает.
Николай же Семеныч - чисто русский человек, православный, с оттенком
славянофильства, владеет многими тысячами десятин земли.
Они пообедали в саду обедом из пяти кушаний, но от жару почти ничего не
ели, так что труды сорокарублевого повара и его помощников, особенно усердно
работавших для гостя, пропали почти даром. Покушали только ботвинью ледяную
с свежей белорыбицей и разноцветное мороженое в красивой форме и
разукрашенное разными сахарными волосами и бисквитами. Обедали гость,
либеральный врач, учитель детей - студент, отчаянный социал-демократ,
революционер, которого Николай Семеныч умел держать в узде, Мари - жена
Николая Семеныча, и трое детей, из которых меньшой только приходил к
пирожному.
Обед был немножко натянут, потому что Мари, сама очень нервная женщина,
была озабочена расстройством желудка Гоги, - так (как и водится у порядочных
людей) назывался меньшой мальчик Николай, - и еще оттого, что, как только
начинался политический разговор между гостем и Николаем Семенычем, отчаянный
студент, желая показать, что он ни перед кем не стесняется высказывать свои
убеждения, врывался в разговор, и гость замолкал, Николай же Семеныч утишал
революционера.
Обедали в семь часов. После обеда приятели сидели на веранде,
прохлаждаясь холодным нарзаном с легким белым пивом, и беседовали.
Разногласие их прежде всего выразилось в вопросе о том, какие должны
быть выборы, двухстепенные или одностепенные, и они горячо начали было
спорить, когда их позвали к чаю в защищенную сетками от мух столовую. За
чаем шел общий разговор с Мари, которую разговор этот не мог занимать, так
как она вся была поглощена мыслью о признаках расстройства желудка Гоги.
Разговор шел о живописи, и Мари доказывала, что в декадентской живописи есть
un je ne sais quoi [нечто (фр.)], которое нельзя отрицать. Она в эту минуту
вовсе не думала о декадентской живописи, но говорила то, что говорила много
раз. Гостю уже совсем это было не нужно, но он слыхал, что говорят против
декадентства, и говорил все это так похоже, что никто бы не догадался о том,
что ему не было никакого дела до декадентства или недекадентства. Николай же
Семеныч, глядя на жену, чувствовал, что она чем-то недовольна и что будет,
пожалуй, какая-нибудь неприятность - кроме того, ему очень скучно было
слушать то, что она говорила и что он слышал, ему казалось, больше чем сто
раз.
Зажгли дорогие бронзовые лампы и фонари на дворе, детей уложили спать,
подвергнув больного Гогу лечебным операциям.
Гость с Николаем Семенычем и доктором вышли на веранду. Лакей подал
свечи с колпаками и еще нарзану, и начался около двенадцати часов уж
настоящий, оживленный разговор о том, какие должны были быть приняты
государственные меры в настоящее, важное для России время. Оба не переставая
курили, разговаривая.
Снаружи, за воротами дачи побрякивали бубенчиками ямщицкие лошади,
стоявшие без корма, и то зевал, то храпел тоже без корма сидевший в коляске
старик ямщик, двадцать лет живший у одного хозяина и все свое жалованье, за
исключением рублей трех или пяти, которые он пропивал, отсылавший домой
брату. Когда уж с разных дач стали перекликаться петухи, и особенно один
громкий, тонкий в соседней даче, ямщик усомнился, не забыли ли его, сошел с
коляски и вошел в дачу. Он видел, что его седок сидел и пил что-то и в
промежутках громко говорил. Он забоялся и пошел отыскивать лакея. Лакей в
ливрейном пиджачке сидя спал в передней. Ямщик разбудил его. Лакей, бывший
дворовый, кормивший своей службой (служба была выгодная - пятнадцать рублей
жалованья и от господ на чай в год рублей иногда до ста) свою большую семью
- пять девок и два мальчика, вскочил и, оправившись и отряхнувшись, пошел к
господам сказать, что ямщик беспокоится, просит отпустить.
Когда лакей вошел, спор был в самом разгаре. Подошедший к ним доктор
участвовал в нем.
- Не могу я допустить, - говорил гость, - чтобы русский народ должен бы
был идти по каким-то иным путям развития. Прежде всего нужна свобода -
свобода политическая - та свобода - как это всем известно, наибольшая
свобода - при соблюдении наибольших прав других людей.
Гость чувствовал, что он запутался и что-то не так говорит, но в
горячке спора он не мог хорошенько вспомнить, как надо говорить.
- Это так, - отвечал Николай Семеныч, не слушая гостя и только желая
высказать свою мысль, которая ему особенно нравилась. - Это так, но
достигается это другим путем - не большинством голосов, а всеобщим
согласием. Посмотрите на решения мира.
- Ах, этот мир.
- Нельзя отрицать, - сказал доктор, - что у славянских пародов есть
свой особенный взгляд. Например, польское право veto. Я не утверждаю, чтобы
это было лучше.
- Позвольте, я доскажу всю мою мысль, - начал Николай Семеныч. -
Русский народ имеет особенные свойства. Свойства эти...
Но пришедший с заспанными глазами в своей ливрее Иван прервал его:
- Ямщик беспокоится...
- Скажите ему (петербургский гость всем лакеям говорил "вы" и гордился
этим), что я поеду скоро. И за лишнее заплачу.
- Слушаю-с.
Иван ушел, и Николай Семеныч мог досказать всю свою мысль. Но я гость и
доктор слышали ее двадцать раз (или, по крайней мере, им так казалось) и
стали опровергать ее, особенно гость, примерами истории. Он отлично знал
историю.
Доктор был на стороне гостя и любовался его эрудицией и был рад случаю
знакомства с ним.
Разговор так затянулся, что стало светло за лесом на другой стороне
дороги и соловей проснулся, но собеседники все курили и разговаривали,
разговаривали и курили.
Может быть, разговор продолжался бы еще, но из двери вышла горничная.
Горничная эта была сирота, которая, чтобы кормиться, должна была
поступить в услужение. Сначала она жила у купцов, где приказчик соблазнил ее
и она родила. Ребенок ее умер, она поступила к чиновнику, где сын гимназист
не давал ей покоя, потом поступила помощницей горничной к Николаю Семенычу и
считала себя счастливой, что ее не преследовали более своей похотью господа
и платили исправно жалованье. Она вошла доложить, что барыня зовут доктора и
Николая Семеныча.
"Ну, - подумал Николай Семеныч, - верно, с Гогой что-нибудь".
- А что? - спросил он.
- Николай Николаевич что-то нездоровы, - сказала горничная. Николай
Николаевич, "они" - это был одержимый поносом объевшийся Гога.
- Ну и пора, - сказал гость, - смотрите, как светло. Как мы засиделись,
- сказал он, улыбаясь, как бы хваля себя и своих собеседников за то, что они
так долго и много говорили, и простился.
Иван долго бегал усталыми ногами за шляпой и зонтиком гостя, которые
сам гость засунул в самые неподходящие места. Иван надеялся получить на чай,
но гость, всегда щедрый и никак не пожалевший бы дать ему рубль, увлеченный
разговором, совсем забыл про это и вспомнил только дорогой, что он ничего не
дал лакею. "Ну, нечего делать".
Ямщик влез на козлы, подобрал вожжи, сел бочком и тронул. Бубенчики
звенели. Петербуржец, покачиваясь на мягких рессорах, ехал и думал об
ограниченности и предвзятости мыслей своего приятеля.
То же самое думал Николай Семеныч, не сразу пошедший к жене. "Ужасна
эта петербургская ограниченная узость. Не могут они выйти из этого", - думал
он.
К жене же он медлил входить, потому что от этого свидания теперь не
ожидал ничего хорошего. Дело все было в ягодах. Мальчики вчера принесли
ягоду. Николай Семеныч купил, не торговавшись, две тарелки не совсем спелых
ягод. Дети прибежали, прося себе, начали есть прямо с тарелок. Мари еще не
выходила. И когда вышла и узнала, что Гоге дано было ягод, ужасно
рассердилась, так как у него желудок уже был расстроен. Она стала упрекать
мужа, он ее. И вышел неприятный разговор, почти ссора. К вечеру, точно, Гога
нехорошо сходил. Николай Семеныч думал, что этим кончится, но призыв доктора
обозначал, что дело приняло дурной оборот.
Когда он вошел к жене, она, в пестром шелковом халате, который ей очень
нравился, но о котором она теперь не думала, стояла в детской с доктором над
горшком и светила ему туда текущей свечкой.
Доктор с внимательным видом, в пенсне, смотрел туда, палочкой ворочая
вонючее содержимое.
- Да, - сказал он значительно.
- Все эти проклятые ягоды.
- Ну отчего же ягоды, - робко сказал Николай Семеныч.
- Отчего ягоды? Ты вот накормил его, а я ночь не сплю, и ребенок
умрет...
- Ну, не умрет, - улыбаясь, сказал доктор, - маленький прием висмута и
осторожность. Дадим сейчас.
- Он заснул, - сказала Мари.
- Ну, лучше не тревожить, завтра я зайду.
- Пожалуйста.
Доктор ушел, Николай Семеныч остался один и еще долго не мог успокоить
жену. Когда он заснул, было уж совсем светло.

В соседней деревне в это самое время возвращались из ночного мужики и
ребята. Некоторые были на одной, у некоторых были лошади в поводу и позади
бежали стригуны и двухлетки.
Тараска Резунов, малый лет двенадцати, в полушубке, но босой, в
картузе, на пегой кобыле с мерином в поводу и таким же пегим, как мать,
стригуном, обогнал всех и поскакал в гору к деревне. Черная собака весело
бежала впереди лошадей, оглядываясь на них. Пегий сытый стригун сзади
взбрыкивал своими белыми в чулках ногами то в ту, то в другую сторону.
Тараска подъехал к избе, слез, привязал лошадей у ворот и вошел в сени.
- Эй вы, заспалися! - закричал он на сестер и брата, спавших в сенях на
дерюжке.
Мать, спавшая рядом с ними, встала уже доить корову.
Ольгушка вскочила, оправляя обеими руками взлохмаченные длинные белесые
волосы, Федька же, спавший с ней, все еще лежал, уткнувшись головой в шубу,
и только потирал заскорузлой пяткой высунувшуюся из-под кафтана стройную
детскую ножку.
Ребята с вечера собирались за ягодами, и Тараска обещал разбудить
сестру и малого, как только вернется из ночного.
Он так и сделал. В ночном, сидя под кустом, он падал от сна; теперь же
разгулялся и решил не ложиться спать, а идти с девками за ягодами. Мать дала
ему кружку молока. Ломоть хлеба он сам отрезал себе и уселся за стол на
высокой лавке и стал есть.
Когда он в одной рубашке и портках, быстрыми шагами прокладывая
отчетливые следы босых ног по пыли, пошел по дороге, по которой лежали уже
несколько таких же, одних побольше, других поменьше, босых следов с четко
опечатанными пальчиками, девки уже красными и белыми пятнышками виднелись
далеко впереди на темной зелени рощи. (Они с вечера приготовили себе
горшочек и кружечку и, не завтракая и не запасшись хлебом, перекрестились
раза два на передний угол и побежали на улицу. ) Тараска догнал их за
большим лесом, только что они свернули с дороги.
Роса лежала на траве, на кустах, даже на нижних ветвях дерев, и голые
ножонки девочек тотчас намокли и сначала захолодели, а потом разогрелись,
ступая то по мягкой траве, то по неровностям сухой земли. Ягодное место было
по сведенному лесу. Девчонки вошли прежде в прошлогоднюю вырубку. Молодая
поросль только что поднималась, и между сочных молодых кустов выдавались
места с невысокой травой, в которой зрели и прятались розовато-белые еще и
кое-где красные ягоды.
Девчонки, перегнувшись вдвое, ягодку за ягодкой выбирали своими
маленькими загорелыми ручонками и клали какую похуже в рот, какую получше в
кружку.
- Ольгушка! сюда иди. Тут бяда сколько.
- Ну? Вре! Ау! - перекликались они, далеко не расходясь, когда заходили
за кусты.
Тараска ушел от них дальше за овраг в прежде, за год, срубленный лес,
на котором молодая поросль, особенно ореховая и кленовая, была выше
человеческого роста. Трава была сочное и гуще, и когда попадались места с
земляникой, ягоды были крупнее и сочнее под защитой травы.
- Грушка!
- Аась!
- А как волк?
- Ну что ж волк? Ты что ж пужаешь. А я небось не боюсь, - говорила
Грушка, и, забывшись, она, думая о волке, клала ягоду за ягодой, и самые
лучшие, не в кружку, а в рот.
- А Тараска-то наш ушел за овраг. Тараска-а!
- Я-о! - отвечал Тараска из-за оврага. - Идите сюда.
- А и то пойдем, тама больше.
И девчата полезли вниз в овраг, держась за кусты, а из оврага
отвершками на другую сторону, и тут, на припоре солнца, сразу напали на
полянку с мелкой травой, сплошь усыпанную ягодами. Обе молчали и не
переставая работали и руками и губами.
Вдруг что-то шарахнулось и среди тишины с страшным, как им показалось,
грохотом затрещало по траве и кустам.
Грушка упала от страха и рассыпала до половины кружки набранные ягоды.
- Мамушка! - завизжала она и заплакала.
- Заяц это, заяц! Тараска! Заяц. Вон он, - кричала Ольгушка, указывая
на серо-бурую спинку с ушами, мелькавшую между кустов. - Ты чего? -
обратилась Ольгушка к Грушке, когда заяц скрылся.
- Я думала, волк, - отвечала Грушка и вдруг тотчас же после ужаса и
слез отчаяния расхохоталась.
- Вот дура-то.
- Страсть испугалась! - говорила Грушка, заливаясь звонким, как
колокольчик, хохотом.
Подобрали ягоды и пошли дальше. Солнце уже взошло и светлыми яркими
пятнами и тенями расцветило зелень и блестело в каплях росы, о которую
вымокли девчонки теперь по самый пояс.
Девчата были уж почти на конце леса, все уходя дальше и дальше, в
надежде что чем дальше, то больше будет ягод, когда в разных местах
послышались звонкие ауканья девок и баб, вышедших позднее и также собиравших
ягоды.
В завтрак кружка и горшочек были уже наполовину полны, когда девчата
сошлись с теткой Акулиной, тоже вышедшей по ягоды. За теткой Акулиной
ковылял на толстых кривых ножонках крошечный толстопузый мальчик в одной
рубашонке и без шапки.
- Увязался со мной, - сказала Акулина девчатам, взяв мальчика на руки.
- И оставить не с кем.
- А мы сейчас зайца здорового выпугнули. Как затрещи-ит - жуть...
- Вишь ты! - сказала Акулина и спустила опять с рук малого.
Переговорившись так, девочки разошлись с Акулиной и продолжали свое
дело.
- Знать, посидим таперича, - сказала Ольгушка, садясь под густую тень
орехового куста. - Уморилася. Эх хлебушка не взяли, поесть бы теперь.
- И мне хочется, - сказала Грушка.
- Что это тетка Акулина кричит больно чего-то? Чуешь? Ау, тетка
Акулипа!
- Ольгушка-а! - отозвалась Акулина.
- Чаго!
- Малый не с вами? - кричала Акулина из-за отвершка.
- Нету.
Но вот зашелестели кусты, и из-за отвершка показалась сама тетка
Акулипа с подобранной выше колеи юбкой, с кошелкой на руке.
- Малого не видали?
- Нету.
- Вот грех какой! Мишка-а-а!
- Мишка-а-а!
Никто не отзывался.
- Ох, горюшко, заплутается он. В большой лес забредет.
Ольгушка вскочила и пошла с Грушкой искать в одну сторону, тетка
Акулина в другую. Не переставая звонкими голосами кликали Мишку, но никто не
откликался.
- Уморилась, - говорила Грушка, отставая, но Ольгушка не переставая
аукала и шла то вправо, то влево, поглядывая но сторонам.
Акулинин голос отчаянный слышался далеко к большому лесу. Ольгушка уже
хотела бросить искать и идти домой, когда в одном сочном кусте, около пня
липовой молодой поросли, она услыхала упорный и сердитый, отчаянный писк
какой-то птицы, вероятно, с птенцами, чем-то недовольной. Птица, очевидно,
чего-то боялась и на что-то сердилась. Ольгушка оглянулась на куст, обросший
густой и высокой с белыми цветами травой, и под самым им увидала синенькую,
не похожую ни на какие лесные травы кучку. Она остановилась, пригляделась.
Это был Мишка. И его-то боялась и на него сердилась птица.
Мишка лежал на толстом брюхе, подложив ручонки под голову и вытянув
пухлые кривые ножонки, и сладко спал.
Ольгушка покликала мать и, разбудивши малого, дала ему ягод.
И долго потом Ольгушка всем, кого встречала, и дома матери, и отцу, и
соседям рассказывала, как она искала и как нашла Акулининова малого.
Солнце уж совсем вышло из-за леса и жарко пекло землю и все, что было
на ней.
- Ольгушка! Купаться, - пригласили Ольгу сошедшиеся с ней девочки. И
все большим хороводом пошли с песнями к реке. Барахтаясь, визжа и болтая
ногами, девчата не заметили, как с запада заходила черная низкая туча, как
солнце стало скрываться и открываться и как запахло цветами и березовым
листом и стало погромыхивать. Не успели девки одеться, как полил дождь и
измочил их до нитки.
В прилипших к телу и потемневших рубашонках девчонки прибежали домой,
поели и понесли на поле, где отец перепахивал картофель, обедать.
Когда они вернулись и пообедали, рубашонки уж высохли. Перебрав
землянику и уложив ее в чашки, они понесли ее на дачу к Николаю Семенычу,
где хорошо платили; но на этот раз им отказали.
Мари, сидевшая под зонтиком в большом кресле и томившаяся от жара,
увидав девочек с ягодами, замахала на них веером.
- Не надо, не надо.
Но Валя, старший, двенадцатилетний мальчик, отдыхавший от переутомления
классической гимназии и игравший в крокет с соседями, увидав ягоды, подбежал
к Ольгушке и спросил:
- Сколько?
Она сказала:
- Тридцать копеек.
- Много, - сказал он. Он потому сказал "много", что так всегда говорили
большие. - Подожди, только зайди за угол, - сказал он и побежал к няне.
Ольгушка с Грушкой между тем любовались на зеркальный шар, в котором
виднелись какие-то маленькие дома, леса, сады. И этот шар и многое другое
было для них не удивительно, потому что они ожидали всего самого чудесного
от таинственного и непонятного для них мира людей-господ.
Валя побежал к няне и стал просить у нее тридцать копеек. Няня сказала,
что довольно двадцать, и достала ему из сундучка деньги. И он, обходя отца,
который только что встал после вчерашней тяжелой ночи, курил и читал газеты,
отдал двугривенный девочкам и, пересыпав ягоды в тарелку, напустился на них.
Вернувшись домой, Ольгушка развязала зубами узелок в платке, в котором
был завязан двугривенный, и отдала его матери. Мать спрятала деньги и
собрала белье на речку.
Тараска же, с завтрака пропахивавший с отцом картофель, спал в это
время в тени густого темного дуба, тут же сидел и отец его, поглядывая на
спутанную отпряженную лошадь, которая паслась на рубеже чужой земли и всякую
минуту могла зайти в овсы или чужие луга.
Все в семье Николая Семеныча было нынче так, как обыкновенно. Все было
исправно. Завтрак из трех блюд был готов, мухи давно ели его, но никто не
шел, потому что никому не хотелось есть.
Николай Семеныч был доволен справедливостью своих суждений, которая
выяснялась из того, что он прочел нынче в газетах. Мари была спокойна,
потому что Гога сходил хорошо. Доктор был доволен тем, что предложенные им
средства принесли пользу. Валя был доволен тем, что съел целую тарелку
земляники.


10-11 июня 1905

Налим

Warning: include(): http:// wrapper is disabled in the server configuration by allow_url_include=0 in /var/www/admin/www/ref.zeyn.ru/gdz/menu.php on line 50

Warning: include(http://ref.zeyn.ru/size.txt): failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /var/www/admin/www/ref.zeyn.ru/gdz/menu.php on line 50

Warning: include(): Failed opening 'http://ref.zeyn.ru/size.txt' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php:/usr/share/pear') in /var/www/admin/www/ref.zeyn.ru/gdz/menu.php on line 50

Летнее утро. В воздухе тишина; только поскрипывает на берегу кузнечик да где-то робко мурлыкает орличка. На небе неподвижно стоят перистые облака, похожие на рассыпанный снег... Около строящейся купальни, под зелеными ветвями ивняка, барахтается в воде плотник Герасим, высокий, тощий мужик с рыжей курчавой головой и с лицом, поросшим волосами. Он пыхтит, отдувается и, сильно мигая глазами, старается достать что-то из-под корней ивняка. Лицо его покрыто потом. На сажень от Герасима, по горло в воде, стоит плотник Любим, молодой горбатый мужик с треугольным лицом и с узкими, китайскими глазками. Как Герасим, так и Любим, оба в рубахах и портах. Оба посинели от холода, потому что уж больше часа сидят в воде...

- Да что ты все рукой тычешь? - кричит горбатый Любим, дрожа как в лихорадке. - Голова ты садовая! Ты держи его, держи, а то уйдет, анафема! Держи, говорю!

- Не уйдет... Куда ему уйтить? Он под корягу забился... - говорит Герасим охрипшим, глухим басом, идущим не из гортани, а из глубины живота. - Скользкий, шут, и ухватить не за что.

- Ты за зебры хватай, за зебры!

- Не видать жабров-то... Постой, ухватил за что-то... За губу ухватил... Кусается, шут!

- Не тащи за губу, не тащи - выпустишь! За зебры хватай его, за зебры хватай! Опять почал рукой тыкать! Да и беспонятный же мужик, прости царица небесная! Хватай!

- "Хватай"... - дразнит Герасим. - Командер какой нашелся... Шел бы да и хватал бы сам, горбатый черт... Чего стоишь?

- Ухватил бы я, коли б можно было... Нешто при моей низкой комплекцыи можно под берегом стоять? Там глыбоко!

- Ничего, что глыбоко... Ты вплавь...

Горбач взмахивает руками, подплывает к Герасиму и хватается за ветки. При первой же попытке стать на ноги он погружается с головой и пускает пузыри.

- Говорил же, что глыбоко! - говорит он, сердито вращая белками. - На шею тебе сяду, что ли?

- А ты на корягу стань... Коряг много, словно лестница... Горбач нащупывает пяткой корягу и, крепко ухватившись сразу за несколько веток, становится на нее... Совладавши с равновесием и укрепившись на новой позиции, он изгибается и, стараясь не набрать в рот воды, начинает правой рукой шарить между корягами. Путаясь в водорослях, скользя по мху, покрывающему коряги, рука его наскакивает на колючие клешни рака...

- Тебя еще тут, черта, не видали! - говорит Любим и со злобой выбрасывает на берег рака.

Наконец рука его нащупывает руку Герасима и, спускаясь по ней, доходит до чего-то склизкого, холодного.

- Во-от он!.. - улыбается Любим. - Зда-аровый, шут... Оттопырь-ка пальцы, я его сичас... за зебры... Постой, не толкай локтем... я его сичас... сичас, дай только взяться... Далече, шут, под корягу забился, не за что и ухватиться... Не доберешься до головы... Пузо одно только и слыхать... Убей мне на шее комара - жжет! Я сичас... под зебры его... Заходи сбоку, пхай его, пхай! Шпыняй его пальцем!

Горбач, надув щеки, притаив дыхание, вытаращивает глаза и, по-видимому, уже залезает пальцами "под зебры", но тут ветки, за которые цепляется его левая рука, обрываются и он, потеряв равновесие, - бултых вводу! Словно испуганные, бегут от берега волнистые круги, и на месте падения вскакивают пузыри. Горбач выплывает и, фыркая, хватается за ветки.

- Утонешь еще, черт, отвечать за тебя придется!.. - хрипит Герасим. - Вылазь, ну тя к лешему! Я сам вытащу!

Начинается ругань... А солнце печет и печет. Тени становятся короче и уходят в самих себя, как рога улитки... Высокая трава, пригретая солнцем, начинает испускать из себя густой, приторно-медовый запах. Уж скоро полдень, а Герасим и Любим все еще барахтаются под ивняком. Хриплый бас и озябший, визгливый тенор неугомонно нарушают тишину летнего дня.

- Тащи его за зебры, тащи! Постой, я его выпихну! Да куда суешься-то с кулачищем? Ты пальцем, а не кулаком - рыло! Заходи сбоку! Слева заходи, слева, а то вправе колдобина! Угодишь к лешему на ужин! Тяни за губу!

Слышится хлопанье бича... По отлогому берегу к водопою лениво плетется стадо, гонимое пастухом Ефимом. Пастух, дряхлый старик с одним глазом и покривившимся ртом, идет, понуря голову, и глядит себе под ноги. Первыми подходят к воде овцы, за ними лошади, за лошадьми коровы.

- Потолкай его из-под низу! - слышит он голос Любима. - Просунь палец! Да ты глухой, че-ерт, что ли? Тьфу!

- Кого это вы, братцы? - кричит Ефим.

- Налима! Никак не вытащим! Под корягу забился! Заходи сбоку! Заходи, заходи!

Ефим минуту щурит свой глаз на рыболовов, затем снимает лапти, сбрасывает с плеч мешочек и снимает рубаху. Сбросить порты не хватает у него терпения, и он, перекрестясь, балансируя худыми, темными руками, лезет в портах в воду... Шагов пятьдесят он проходит по илистому дну, но затем пускается вплавь.

- Постой, ребятушки! - кричит он. - Постой! Не вытаскивайте его зря, упустите. Надо умеючи!..

Ефим присоединяется к плотникам, и все трое, толкая друг друга локтями и коленями, пыхтя и ругаясь, толкутся на одном месте... Горбатый Любим захлебывается, и воздух оглашается резким, судорожным кашлем.

- Где пастух? - слышится с берега крик. - Ефи-им! Пастух! Где ты? Стадо в сад полезло! Гони, гони из саду! Гони! Да где ж он, старый разбойник?

Слышатся мужские голоса, затем женский... Из-за решетки барского сада показывается барин Андрей Андреич в халате из персидской шали и с газетой в руке... Он смотрит вопросительно по направлению криков, несущихся с реки, и потом быстро семенит к купальне...

- Что здесь? Кто орет? - спрашивает он строго, увидав сквозь ветви ивняка три мокрые головы рыболовов. - Что вы здесь копошитесь?

- Ры... рыбку ловим... - лепечет Ефим, не поднимая головы.

- А вот я тебе задам рыбку! Стадо в сад полезло, а он рыбку!.. Когда же купальня будет готова, черти? Два дня как работаете, а где ваша работа?

- Бу... будет готова... - кряхтит Герасим. - Лето велико, успеешь еще, вашескородие, помыться... Пфррр... Никак вот тут с налимом не управимся... Забрался под корягу и словно в норе: ни туда ни сюда...

- Налим? - спрашивает барии, и глаза его подергиваются лаком. - Так тащите его скорей!

- Ужо дашь полтинничек... Удружим ежели... Здоровенный налим, что твоя купчиха... Стоит, вашескородие, полтинник... за труды... Не мни его, Любим, не мни, а то замучишь! Подпирай снизу! Тащи-ка корягу кверху, добрый человек... как тебя? Кверху, а не книзу, дьявол! Не болтайте ногами!

Проходит пять минут, десять... Барину становится невтерпеж.

- Василий! - кричит он, повернувшись к усадьбе. - Васька! Позовите ко мне Василия!

Прибегает кучер Василий. Он что-то жует и тяжело дышит.

- Полезай в воду, - приказывает ему барин, - помоги им вытащить налима... Налима не вытащат!

Василий быстро раздевается и лезет в воду.

- Я сичас... - бормочет он. - Где налим? Я сичас... Мы это мигом! А ты бы ушел, Ефим! Нечего тебе тут, старому человеку, не в свое дело мешаться! Который тут налим? Я его сичас... Вот он! Пустите руки!

- Да чего пустите руки? Сами знаем: пустите руки! А ты вытащи!

- Да нешто его так вытащишь? Надо за голову! - А голова под корягой! Знамо дело, дурак!

- Ну, не лай, а то влетит! Сволочь!

- При господине барине и такие слова... - лепечет Ефим. - Не вытащите вы, братцы! Уж больно ловко он засел туда!

- Погодите, я сейчас... - говорит барин и начинает торопливо раздеваться. - Четыре вас дурака, и налима вытащить не можете!

Раздевшись, Андрей Андреич дает себе остынуть и лезет в воду. Но и его вмешательство не ведет ни к чему.

- Подрубить корягу надо! - решает наконец Любим. - Герасим, сходи за топором! Топор подайте!

- Пальцев-то себе не отрубите! - говорит барии, когда слышатся подводные удары топора о корягу. - Ефим, пошел вон отсюда! Постойте, я налима вытащу... Вы не тово...

Коряга подрублена. Ее слегка надламывают, и Андрей Андреич, к великому своему удовольствию, чувствует, как его пальцы лезут налиму под жабры.

- Тащу, братцы! Не толпитесь... стойте... тащу!

На поверхности показывается большая налимья голова и за нею черное, аршинное тело. Налим тяжело ворочает хвостом и старается вырваться.

- Шалишь... Дудки, брат. Попался? Ага!

По всем лицам разливается медовая улыбка. Минута проходит в молчаливом созерцании.

- Знатный налим! - лепечет Ефим, почесывая под ключицами. - Чай, фунтов десять будет...

- Нда... - соглашается барин. - Печенка-то так и отдувается. Так и прет ее из нутра. А... ах!

Налим вдруг неожиданно делает резкое движение хвостом вверх, и рыболовы слышат сильный плеск... Все растопыривают руки, но уже поздно; налим - поминай как звали.


Rambler's Top100
Copyright © ZeynWeb
Все материалы представлены исключительно для ознакомления. Ни создатели сайта, ни хостинг-провайдер, ни кто-либо еще не несут никакой ответственности за собранные здесь материалы. Все авторские права принадлежат их владельцам. Если владелец авторских прав не желает, чтобы его произведения были доступны через наш сайт, ему достаточно сообщить нам об этом.